Главная Пресс-центр

Пусть не растут у нас гевеи. Известия № 56 03.04.2009

Вообще-то изначально каучук — сырье рас­тительного происхождения. Его получают из сока тропического дерева гевеи, собирая примерно так же, как мы, — березовый сок. Только из живительной влаги белостволь­ных красавиц получается лишь напиток, да и то на любителя, а из сока гевеи — сырье для производства сырой резины, без кото­рой вот уже полтора века немыслима чело­веческая цивилизация.

Однако, увы, каучуконосы на наших ши­ротах не растут и долгое время мы были за­висимы от импорта природного каучука. Бе­да была бы, в общем, небольшая, если бы его применение ограничивалось лишь дав­но вышедшими из употребления галошами. Но ведь резина — это и автопокрышки, и различные изоляционные средства, и все­возможные резинотехнические изделия: сальники, уплотнители и многое другое.

Зависимость от импорта каучука, когда страна буквально надрывалась, наращивая индустриализацию, а стало быть, свою эко­номическую независимость и соответствен­но оборонную мощь, могла обернуться не­малыми бедами. И в 30-х годах прошлого века отечественная наука сделала то, что не удавалось еще никому в мире, — создала синтетический бутадиеновый каучук. Выда­ющееся открытие было сделано группой ученых под руководством академика Сергея Лебедева. Великим ученым и его коллегами был успешно разработан недорогой и эффе­ктивный метод промышленного широко­масштабного производства синтетического каучука, который и был впервые в мире за­пущен в 1932 году в Советском Союзе. Зна­чение этого события трудно переоценить: возможность оснастить отечественную тех­нику шинами собственного производства в дальнейшем сыграла важную роль в победе над фашистской Германией.

Однако организация производства бута­диенового каучука не избавила страну от необходимости импортировать каучук, по­скольку производившийся бутадиеновый каучук сильно отличался по свойствам от натурального.

В послевоенные годы импорт натурально­го каучука поглощал до тридцати процентов всей свободно конвертируемой валюты, за­трачиваемой на все нужды страны. Таким образом, задача могла быть решена лишь в случае создания производственного процес­са получения синтетического каучука, пол­ностью заменяющего собой натуральный каучук, — так называемого изопренового синтетического каучука, строение которого идентично натуральному. 

В 50–60-х годах в ленинградских институ­тах ВНИИСК и ВНИИНефтехим интенсив­но велись работы по созданию технологии такого производства, которые увенчались успехом. И уже в 1964 году последователь­но на двух заводах — в Тольятти и в Волж­ском — впервые в мире было успешно осуществлено многотоннажное производ­ство изопренового каучука, практически полностью заменившего для нашей про­мышленности натуральный аналог.

В последующие годы производство синте­тического изопренового каучука неодно­кратно совершенствовалось, благодаря че­му оно постепенно становилось более эф­фективным и менее загрязняющим окружа­ющую среду. К 1967 году СССР стал круп­нейшим производителем этих каучуков, а группа ученых и производственников была удостоена за комплекс работ по созданию стереорегулярных каучуков и технологии их промышленного получения Ленинской премии — в те времена высшей награды за наиболее выдающиеся работы в области на­уки, техники, литературы и искусства. 

К сожалению, с наступлением «пере­стройки» исследования в этой области, как и большинство прикладных исследований в России, практически прекратились. Но петербургский ученый — доктор техниче­ских наук, заслуженный изобретатель Рос­сии Аркадий Дыкман, лауреат международ­ной премии Джулио Натта, и специалисты компании «Еврохим», которую он возглав­ляет, продолжали искать оптимальные спо­собы производства столь необходимого для нашей промышленности каучука и со­здали новую высокоэффективную техноло­гию производства изопрена — основного сырья для производства каучука. А их дав­ние деловые партнеры в Татарстане — тех­нические специалисты ОАО «Нижнекам­скнефтехим», хорошо понимая необходи­мость технологического прорыва в столь важном производстве, готовы были вне­дрить эти инновационные разработки. 

Не хватало одного — денег. Мы все пом­ним черный август 1998-го. И потому, когда в марте следующего года в Нижнекамске все же решили строить наперекор всему уста­новку для производства изопрена по новой технологии, предложенной петербургски­ми учеными, это казалось нереальным.

Однако убежденность генерального дире­ктора ОАО «Нижнекамскнефтехим» Влади­мира Бусыгина — талантливого инженера­технолога, доктора экономических наук, за­служенного химика России, много лет сто­ящего у руля этого знаменитого предпри­ятия, в необходимости скорейшего технического и технологического перевоо­ружения данного производства сыграло свою роль. И, возможно, поэтому случи­лось то, что применительно к тому периоду теперь вспоминается как чудо, — в своевре­менность, а главное — огромную перспек­тивность затеи ученых и производственни­ков поверили  банкиры.

Обычно солидные финансовые институты отнюдь не склонны к особой доверчивости, когда речь заходит о предоставлении долго­срочных и весьма внушительных кредитов. При принятии положительного решения о выдаче кредита в данном случае очевидно, сыграло роль не только весомое в промыш­ленности имя ОАО «Нижнекамскнефте­хим», являющегося крупнейшим в России производителем нефтехимической продук­ции, но и уверенность банкиров в зрелости научной идеи ученых. 

Новые уникальные промышленные технологии создаются только тогда, когда происходит своевременная интеллектуальная и экономическая смычка науки и производства. Яркий пример этого — совместная работа нефтехимиков Татарстана и петербургских ученых.

Талантливого руководителя отличает уме­ние видеть перспективы развития не толь­ко своей области.

Гарантия успеха или неус­пеха проекта — это не только кипы докумен­тов и поручительств, представленные в до­казательство платежеспособности предпри­ятия, а в первую очередь способность руководителей прогнозировать тенденции экономического и технического развития и подбирать нужное время для инвестиций. Именно эти качества, наверное, позволили руководителям ОАО «Нижнекамскнефте­хим» и одного из крупнейших банков Севе­ро-Запада правильно оценить перспектив­ность проекта. 

Итак, кредит был предоставлен, а вско­ре на занятые у банка деньги начало рас­кручиваться дело, которое стало настоя­щим прорывом в деятельности нефтехи­миков страны.

В чем же уникальность этого нового техно­логического процесса, освоенного нашими соотечественниками в производственных масштабах?

— Производство изопрена по отработан­ной в тесном сотрудничестве с нашими партнерами из Татарстана технологии зна­чительно удешевило продукцию, — обраща­ет внимание руководитель научного колле­ктива Аркадий Дыкман на самый, пожалуй, существенный фактор. — Полтора года экс­плуатации новой технологии уже позволи­ли сэкономить более миллиарда  рублей.

Преимуществом этого способа, запатенто­ванного не только в России, но и во всем мире, является более простая технология процесса. Он осуществляется в жидкой ре­акционной фазе, что обеспечивает резкое снижение энергозатрат и более высокий выход изопрена. Новая технология позво­лила почти вдвое увеличить годовую выра­ботку изопрена на заводе,  в два раза умень­шить удельный расход пара и на 13 процен­тов снизить удельный расход сырья. 

Пуск и эффективная работа нового произ­водства позволили значительно улучшить экологические показатели предприятия. Сброс сточных вод там уменьшился втрое, а количество газовых выбросов и того боль­ше — в десять раз. Фактор немаловажный, который в принципе можно было бы выне­сти и на первое место по значимости. Ведь зачастую подобное увеличение мощностей и гонка за прибылью оборачиваются ги­бельными последствиями для окружающей среды и нашего с вами здоровья. Кстати, по­ка готовилась эта статья, ОАО «Нижнекам­скнефтехим» стал лауреатом конкурса «Ли­дер природоохранной деятельности в Рос­сии-2008».

К тому же как подчеркивают нижнекам­ские нефтехимики, высокое качество изо­прена-мономера, получаемого по новой технологии, позволяет не только произво­дить из него высококачественный каучук, но и экспортировать его в виде мономера.

Применение получаемого  изопрена-мо­номера  для производства термоэластопла­стов открывает «Нижнекамскнефтехиму» широкие перспективы для торговли с зару­бежными партнерами. Продукция компа­нии уже высоко оценена западными потре­бителями. Это очень выгодно для акционер­ного общества,  ибо стоимость  экспорт­ного  изопрена-мономера  выше стоимо­сти изопренового каучука при меньших затратах на производство первого.

ОАО «Нижнекамснефтехим» является крупнейшим экспортером каучуков, поста­вляя свою продукцию более чем в 50 стран Европы, Америки и Юго-Восточной Азии. Доля экспорта в общем объеме продукции составляет около 52 процентов.

Высокая инженерная эрудиция вкупе с та­лантом настоящего производственника по­зволили  генеральному  директору Владими­ру Бусыгину разработать грамотную комп­лексную программу развития компании и вывести ее на принципиально новый уро­вень деятельности. Его основным помощ­ником в этом деле стал первый заместитель 

— главный инженер Хамит Гильманов, один из ведущих специалистов отечественной нефтехимии.  Этот мощный тандем стал за­логом успешного развития крупнейшего предприятия страны, которое на сегодняш­ний день является абсолютным лидером оте­чественного нефтехимического производст­ва. Надо отметить, что генеральный дирек­тор ОАО «Нижнекамскнефтехим» — продол­жатель дела академика Лебедева — в 2005 го­ду был удостоен премии правительства России за выпуск галобутилкаучука, а осе­нью этого года стал лауреатом престижней­шего и самого известного международного конкурса «Предприниматель года-2008» (Entrepreneur Of The Year Award) в номина­ции «Промышленность» (конкурс проводит­ся компанией «Эрнст энд Янг» на протяже­нии 22 лет, охватывая 50 стран мира).
Вполне закономерно, что именно эти ру­ководители оценили новую научную раз­работку.

«Высокотехнологичное производство», «экономически сверхвыгодная технология», «экологически безопасный процесс» — все эти фразы мы привыкли часто слышать о новых внедренных процессах, и в большин­стве случаев они относятся к достижениям зарубежных ученых и производственников.

«Но не может страна, которая на что-то претендует, не иметь своей промышленно­сти высоких технологий» — эти слова лауре­ата Нобелевской премии Жореса Иванови­ча Алферова как никогда актуальны. А ведь российская наука всегда славилась обилием оригинальных идей и изобретений, и толь­ко их коммерциализация была и остается проблемой, сдерживающей выход нашей промышленности на передовой технологи­ческий уровень. 

Новые уникальные промышленные техно­логии создаются только тогда, когда проис­ходит своевременная интеллектуальная и экономическая смычка науки и производст­ва. Яркий пример этого — совместная рабо­та нефтехимиков Татарстана и петербургских ученых. По своей значимости для нашей страны она вполне сравнима с той, за кото­рую, как говорилось выше, советские ученые получили Ленинскую премию. Теперь этой награды за достижение вершин в науке и тех­нике в нашей стране нет, но у государства есть и не менее авторитетная премия. По мнению ведущих специалистов отрасли, но­вая технология вполне этого заслуживает.

Так что пусть и не растут у нас в России ге­веи, но зато мы богаты талантами и прозор­ливцами, которые и в самые трудные вре­мена совершают смелые шаги для укрепле­ния экономической мощи Отечества. Осо­бенно это актуально сейчас, когда продол­жает нарастать глобальный экономический кризис. Самое время снижать издержки производства, удешевлять продукцию, де­лать ее более конкурентоспособной на ми­ровом рынке, на что нацеливает производ­ственников руководство России. «В сущест­вующей ситуации есть и некоторые преиму­щества, прежде всего — снижение цен на сырье и комплектующие, что должно дать возможность предприятиям проводить гиб­кую ценовую политику, — сказал президент Дмитрий

Медведев на недавнем совещании по экономическим вопросам на москов­ском заводе "Салют" и добавил:

— Конечно, это должно сопровождаться и снижением производственных издержек».

Уникальная технология, о которой мы се­годня рассказали, словно специально для то­го и предназначена.

Текст статьи в pdf.